Carrozzeria Ghia
Хотя официальной датой основания Carrozzeria Ghia и считается 1915 год, вехой отсчета ее триумфального шествия стоит назвать 1923-й, когда Джачинто Гиа (Giacinto Ghia) выставил на салоне в Милане два своих первых автомобильных кузова. Тогда же сеньор Гиа заявил, что его интересуют исключительно дорогие шасси Fiat, Lancia и Alfa Romeo, и его фирма никогда не будет работать с серийной продукцией. Снобизм? Вряд ли. Просто в те времена автомобильный мир был другим, и возраст индустриальной автомобилизации исчислялся всего несколькими годами. Но высказывание оказалось пророческим. Ghia никогда не занималась серийной продукцией. Ее интересовали только идеи и концепции. А еще могло показаться, что фирма просто везунчик. Так бывает. Но согласитесь, что не на протяжении 80 лет... С самых первых шагов фирму сопровождал громкий успех, а в 30-е просто казалось, что нет ни одного кузова с эмблемкой Ghia на боку, который остался бы без призовых мест на европейских конкурсах красоты. Многие из них были нарисованы рукой «свободного» дизайнера-мечтателя Ревелли де Бомонта (Revelli dе Bomont), который одним из первых стал заниматься художественным осмыслением аэродинамически совершенной формы. Удивительно, что с этой философией при жизни Джачинто Гиа фирме удавалось не быть убыточной и даже пережить войну (на это время Ghia занялась производством грузовиков). Но в 1944 г. Джачинто заболел и вскоре умер...

Дальнейшая судьба фирмы долго находилась в подвешенном состоянии. Вспомните, сколь многочисленны и шумны итальянские семьи, а теперь представьте, что со всеми нужно договориться о правонаследии... К счастью, кто-то вспомнил, что еще при жизни Гиа просил в случае необходимости доверить и передать дела своему другу — туринскому кузовщику Марио Феличе Боано (Mario Felice Boano). Боано не только сам рисовал и проектировал автомобили, но и первоклассно изготавливал в своей небольшой мастерской деревянные каркасы для заказных автомобильных кузовов. Кроме того, Боано прекрасно знал многочисленную семью Гиа и мог вести с ней переговоры. Еще у него был сын Джан Паоло (Gian Paolo), тоже художник и кузовщик. Все равно «передача власти» прошла болезненно, а дело запускалось со скрипом, хотя были и отдельные победы. Истинный же перелом в делах произошел в 1950 г., когда американская фирма Chrysler обратилась на Ghia с заказом на постройку концептуального образца Plymouth. Боано предложил заодно разработать и новый дизайн. Так родился известный всем историкам Х500, с чикагской премьеры которого в 53-м принято отсчитывать «золотой век» дизайна Chrysler, а заодно и новой истории Ghia.

Однако серьезная работа началась лишь после того, как на фирму пришел инженер Луиджи Сегре (Luigi Segre), который сумел за короткое время преобразовать компанию, найти новые рынки сбыта, а также стать ее единоправным владельцем. При Сегре работы для Chrysler приобрели систематический характер, и между Ghia и американцами был заключен договор. В содружестве с Вирджилом Экснером (Virgil Exner) на Ghia строятся такие этапные концепции, как К310 и С200. Любопытно, что американцы присылали в Италию лишь эскизы и масштабную модель из пластилина. Все остальное безоговорочно доверялось мастерам Ghia, которые строили полноразмерный ходовой образец. Chrysler этот этап уже не контролировал. Именно в это время происходит и самое ощутимое взаимопроникновение итальянского и американского дизайна. Например, в 1954 г. Экснер проектирует для Chrysler знаменитое Coupe d`Elegance, послужившее своеобразным ключом и для стиля Volkswagen Karmann, выпускавшемся на платформе «жука» с 55-го по 74-й год. В этот же период происходит оттеснение от руководства дизайном династии Боано. На смену пришел Джованни Савонуцци (Giovanni Savonuzzi) — инженер-кузовщик более современной генерации, видевшей в аэродинамике основной побуждающий мотив стиля и автомобильного дизайна всей второй половины 50-х годов. Однако и Марио, и его сын вплоть до конца 50-х годов выполняли отдельные заказы для Ghia. Так, например, мало кто знает, что канонический для Pininfarina дизайн Lancia Aurelia B20 принадлежит Ghia, которая еще и построила сотню машин. А Alfa Romeo Giulietta Sprint, которая стала почти что символом Bertone? Этот автомобиль в 1954 г. Боано создал также на Ghia в соавторстве с Франко Скальоне (Franco Scaglione).

Но времена классического итальянского ремесленничества заканчивались. Сегре всецело увлекается идеей массового производства. Трудно предположить, чем все это могло закончиться, но внезапно в возрасте 44 лет Сегре умирает... Изменения на Ghia начались в 1956 г., когда к Савонуцци присоединился молодой дизайнер Серджио Сарторелли (Sergio Sartorelli). Годом раньше на Туринском салоне дебютировала «пришелица из космоса» — концептуальная Gilda. Если верить теории спирали, то мировая автомобильная мода была готова войти в следующий свой виток. Так и произошло, и добрый десяток лет чистый и стремительный образ этого «idea-car» вдохновлял стилистов делать нечто подобное. Впрочем, плагиата в новых попытках не было. Про саму же Gilda вскоре забыли, как будто этой машины никогда и не было...



Прототип Gilda имел влияние не только на автомобильную моду и стиль, но и на людей и их судьбы. Например, увидев этот концепт на салоне, тогда еще студент Туринского политехнического университета и будущий шеф дизайна Mercedes Бруно Сакко (Bruno Sacco) дал себе слово стать автомобильным дизайнером. Хотя он и проработал на Ghia лишь чуть больше года, Сакко получил там первые и, быть может, самые важные уроки профессионального мастерства, а Gilda повлияла на появление лаконичных хвостовых килей, которыми Сакко украсил кузов своего первого S-класса в 1959 году. Так в конце 50-х годов, ненавязчиво и без шумихи, Ghia становится центром мировой автомобильной моды. Глубокая личная дружба итальянца Луиджи Сегре и американца Вирджила Экснера дала жизнь действительно мировому стилю, определившему и облик VW Karmann Ghia, и своеобразие почерка Chrysler, которое сохраняется до сих пор во многом благодаря заряду, полученному в то время.

После смерти Сегре главным дизайнером Ghia стал Савонуцци, а конструкторскую часть возглавил Луиджи Коджиола (Luigi Coggiola), который впоследствии открыл собственное дело. В это время и появляется удивительная Selena, созданная Томом Тьярдой (Tom Tjaarda) — американским архитектором, живущим в Турине, и Серджио Сарторелли (Sergio Sartorelli). Selena была смелым концептом заднемоторного автомобиля вагонной компоновки. В это же время подобные исследования проводились и в СССР группой под руководством Ю.А. Долматовского (см. «Автомобили», Ь 3/99, Ь 5/2000). НАМИ 013 и Такси-ВНИИТЭ были настолько близки по своей философии и компоновке к итальянскому концепту, что наши и итальянские дизайнеры познакомились, а макет Selena нам... подарили. Однако вскоре Тьярда уходит на Pininfarina и возвращается на Ghia лишь в 1968 г., чтобы создать агрессивный и хищный суперкар Pantera и эскизы кузова хэтчбек для новой Fiesta, вариант которой выбирал сам Ли Якокка (Lee Iacocca). В 1960 г. на Ghia появляется Филиппо Сапино (Filippo Sapino), с именем которого и будет связан весь «фордовский» период этой фирмы и ее последние дни.

Однако вновь стоит вернуться назад — в тот год, когда не стало Сегре. Потеря руководителя такого уровня часто означает и смерть самого предприятия. И в 1962 г. Ghia была очень близка к такому финалу. Но Сегре заменил Джакомо Моро (Giacomo Moro), а владельцем Ghia стал сын бывшего... доминиканского диктатора Трухильо — Рафаэль (Raphael Trujillo). Тут Ghia вновь повезло. Ведь Моро был глубоко убежден, что основное занятие фирмы — именно дизайн. А времена не были легкими. Дизайн окончательно стал составляющей промышленного производства, а роль кустарного ремесла все ощутимее сходила на нет. И Моро делает очень верный шаг. В 1965 г. он нанимает молодого, но уже известного мастера — Джорджетто Джуджаро (Giorgetto Giugiaro) — дизайнера новой формации. Несмотря на свои 33 года, Джуджаро имел шестилетний стаж работы у Bertone и успел уже сделать такие автомобили, как Chevrolet Testudo, Alfa Romeo Canguro и Iso Rivolta 340... И Джуджаро действительно очень много сделал для стиля Ghia. Появилась элегантная рациональность и простота чистых форм серийной продукции. А начал он с создания «торпед» — Maserati Ghibli, Mangusta и Pampero для De Tomaso, после которых о нем узнал весь мир. Вообще за недолгих три года работы на фирме Джуджаро разработал более 25 (!) проектов, среди которых и симпатичный Fiat Vanessa, и новый Checker для нью-йоркского такси, и два прототипа для японского Isuzu. А еще однообъемники Roots и Rowan, снегоход Sno и даже детский педальный автомобильчик...

Но вернемся к истории. Через год после прихода Джуджаро фирму Ghia покупает Алехандро Де Томасо, а в 1968 г. Джуджаро открывает свое дело и его сменяет Тьярда, в работах которого, выполненных для Lancia, выкристаллизовывалась граненость пластики и жесткость граней нового мирового стиля 70-х. В это же время растут и крепнут связи Ghia с американской фирмой Ford. Программы для этой компании становились все более и более ответственными, и в начале 73-го Ghia полностью переходит в подчинение американцев. Однако итальянцы не прекращают принимать и сторонние заказы. В те времена вместе с Филиппо Сапино на фирме работают Эрколь Спада (Ercole Spada), разработавший для Bertone Fiat X1/9, Паоло Мартин (Paolo Martin), который прославился своим Ferrari Modulo, и совсем еще юный Эмануэль Никозия (Emanuele Nicosia), выполнивший в 1980 г. концепт Pockar — первый в мире городской мини-MPV, в дверях которого были расположены багажники. В то время Ghia была «школой жизни», которую закончили и Майк Робинсон (Mike Robinson) — в будущем шеф дизайна концерна Fiat, и Ян Кэллум (Ian Callum) — нынешний глава дизайна Jaguar, а также Клаудио Мессале (Claudio Messale), сегодня возглавляющий одно из подразделений Ford.

Работая на Ford, Ghia всегда оставалась мировым законодателем моды, чьи новые идеи и формы тут же подхватывались в разных странах. Посмотрите хотя бы на Ford Fiesta Barchetta работы Сапино 1984 г. Разве в его форме не читается стилистика New Edge, которую через десять лет Ford начнет триумфально использовать во всей гамме своих моделей? А форма концепта Zag, предвосхитившая распространение мини-MPV? А концепт Focus, который в 1992 г. расставил все точки над «i» идеологии биодизайна? И это все Ghia! Задолго до тиражирования мирового бестселлера — ретро-стиля, именно Ghia первой заявила о надвигающемся буме ностальгии. Взгляните на Lagonda Vignale 1993 г.! Сейчас это экспонат гаража султана Брунея, но тогда это был образец, на который равнялись. В результате сегодня мы имеем и New Beetle, и Mini... Как видим, почти что 30-летняя зависимость от Ford никак не ограничивала творческий полет дизайнеров Ghia, которые успевали еще и строить прототипы по проектам других фирм — например, Lincoln Sentinel 1996 г. Последним стал концепт Street Ka. После появления этого автомобиля в 2000 г. в Турине было принято решение о его серийном выпуске на заводе Pininfarina. Но через несколько месяцев было объявлено о реструктуризации Ghia и уходе на пенсию ее главного дизайнера Филиппо Сапино. А летом 2002 года все работы в туринском офисе Ghia будут прекращены навсегда. Это значит — прощай, оракул автомобильной моды и стиля ХХ века... Ciao, Ghia!