PIERCE ARROW
1901-1938
Pierce Arrow Silver Arrow 1933
                     
New York Auto Show 1933 and Chicago World's Fair 1933
изготовитель
артикул
IXO
MUS045
Самой знаменитой машиной с накапотной фигуркой лучника стала "Сильвер Эрроу" ("Серебряная стрела") 1933 года, безупречная как внешне, так и внутренне. Я бесконечно восхищаюсь ее неземной красотой. Пока так и не обзавелся моделью; поэтому предлагаю только очерк об оригинале, перепечатанный мною из журнала "Лимузин", который, в свою очередь, прочитал его во французском Automobiles Classiques.

В начале 30-х годов американская нация испытала глубочайшие потрясения. Великий кризис 1929 года полностью дестабилизировал социальную и экономическую жизнь Соединенных Штатов. Новый хозяин Белого Дома Франклин Делано Рузвельт, приступивший к своим обязанностям 4 марта 1933 года, ярый демократ, к удивлению своих избирателей, начал сразу же действовать вполне республиканскими методами. Он провозгласил эру новой экономической политики, вступившей в силу уже 12 мая и предлагавшей предполагавшей немедленное расширение количества рабочих мест, увеличение заработной платы, защиту денежной системы и усиление доллара. Все средства Рузвельт бросил на восстановление страны, борьбу с безработицей и увеличение объемов производства. Кто-то посчитал эту программу совершенно невыполнимой…

В дискуссиях о будущем Америки прошло 15 дней, а в субботу 27 мая в Чикаго открыла свои двери Всемирная выставка, призванная показать, на что способна американская нация. Неофициально она получила другое, ставшее более известным, название "Век прогресса". Хотя консерваторы недоумевали: "Век прогресса? Какого такого прогресса, если страна в полнейшем упадке?" Действительно, над Америкой висел дамоклов меч безработицы – 12 миллионов работоспособных, но нищих людей, которым некуда приложить свои силы! Народ был наслышан от политиков и экономистов о планах реформ, но верить в них уже никто не собирался. Что же касалось автомобильной промышленности, то она вообще находилась в "глубоком пике". С 1930 по 1935 год среднегодовое производство упало с 3,5 до 1,5 миллионов машин. Кошмар! Только через многие годы стало ясно, каким даром предвидения обладал Рузвельт, решивший в экспонатах выставки представить людям реальные признаки оживления экономики.

Одним из главнейших "хозяев" выставки, конечно, стал автомобиль. В те годы все чаще стало звучать магически завораживающе новое слово – "дизайн". Реформы открыли зеленую улицу работам молодых дизайнеров, которых тогда еще называли стилистами, возлагая на них надежду, что они смогут "перевернуть всю американскую действительность". Началось своеобразное помешательство на эстетическом оформлении любых вещей.

Не всем им суждено было выжить, но Всемирная выставка, длившаяся два года, открыла миру не только новый американский автомобильный дизайн, но и ознаменовала так называемую "Декаду обтекаемости", длившуюся последнее предвоенное десятилетие.

Выставка проходила в Барнхэм-Парке, на берегу озера Мичиган. На всей ее огромной территории помещались самый передовой технический авангард и американский фольклор: архитектурный футуризм соседствовал с примитивными постройками первых переселенцев на Диком Западе, самые совершенные автомобили стояли вперемешку с повозками первопроходцев. Не все посетители восприняли выставку как "витрину прогресса". Известный американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт, живший в Чикаго, еще в 1925 году пророчествовал: "Автомобиль скоро разрушит наши города. Мичиган-авеню превратится из зеленого бульвара в гоночную трассу! Жизнь в Чикаго станет попросту невыносимой, и люди будут задыхаться от выхлопных газов, как только выйдут на улицу".

Мало кто верил в эти прогнозы. Тысячные толпы разглядывали многочисленные невероятные создания на колесах, которые родила возрождающаяся Америка. Все выставочные постройки подавляли монументальные павильоны концернов "Дженерал Моторс" и "Крайслер", выдержанные в лучших, как тогда считалось, футуристических решениях, с гигантскими залами, где переплетались цилиндрические, сферические и кубические формы. Фирма "Нэш" показала несколько десятков своих машин внутри стеклянной башни, "Паккард" царствовал в так называемом "Дворце транспорта", разместившемся в здании на 12 стальных колоннах. Архитектор Альберт Кан спроектировал для "Форда" своеобразную стеклянную "Ротонду", но она вступила в строй только в мае 1934 года, поэтому презентация новых моделей оказалась отложенной на год и уже не произвела на посетителей особого впечатления.

Официальное гала-представление открытия состоялось 27 мая 1933 года. Звездой вечера стала знаменитая танцовщица Салли Рэнд, "одетая лишь в несколько перьев" и исполнившая сюиту "Свет луны" Клода Дебюсси. Публика была покорена, невзгоды отошли на задний план. Другой звездой стала "Серебряная стрела" - непривычно обтекаемая серебристая машина известной в то время компании "Пирс-Эрроу". Ее считали самой красивой моделью за все долгое время работы выставки.

Форму "Серебряной стрелы" предложил дизайнер Фил Райт, начинавший свою карьеру у кузовщика Мэрфи и на фирме "Юнион Сити Боди Компани". Потом он работал в "Дженерал Моторс" под руководством знаменитого стилиста Харли Эрла. В октябре 1932 года Фил Райт постучался в дверь своего старого приятеля Роя Фолкнера, который, по счастливому совпадению, оказался вице-президентом компании "Пирс-Эрроу". Еще несколькими годами ранее Райт нарисовал известный переднеприводной "Корд L-29" в варианте "спидстер" и предложил его Фолкнеру, тогдашнему шефу группы "Обурн-Корд-Дюзенберг". Теперь же Райт принес макет в 1/8 натуральной величины невероятного автомобиля и несколько эскизов.

Автомобиль имел низкую посадку, удлиненную форму с ниспадающей до заднего бампера крышей и продолговатыми передними крыльями понтонного типа с встроенными в них корпусами фар. Все линии были необычно скругленными, непривычными для глаза специалиста, привыкшего к рубленым прямоугольным формам стиля конца 20-х годов. Единственное, что напоминало прежние времена, была решетка радиатора в виде рыцарского щита, но сильно наклоненная назад и уходившая острым концом вниз под передний бампер. Особенно же Фолкнеру понравилось заднее окно. Даже и не окно, а какая-то узкая треугольная щель в навесе, образованном крышей и округлой задней стенкой. Стремление к обтекаемости сказалось даже в оформлении интерьера. Например, щиток с круглыми приборами был сделан в виде "летающей тарелки", что, впрочем, не очень вязалось с остальным стилем салона.

Серию из 5 опытных "Серебряных стрел" изготовили на заводе фирмы "Студебеккер" в Саутбенде, который с 1928 года принадлежал "Пирс-Эрроу". Как и его хозяин, "Пирс" был также сильно изнурен борьбой за выживание, и поэтому новую машину с горькой шуткой назвали "автомобилем последнего шанса". Кузов "Стрелы" установили на коротком шасси стандартного "Пирс-Эрроу" с базой 3530 мм, но специально для нее изготовили огромный мотор V12 объемом 7567 куб. см, мощностью 175 л.с., который разгонял автомобиль до скорости 185 км/ч. Шасси выпускалось на заводе "Пирс-Эрроу" в Буффало и отправлялось в Саутбенд, где на него монтировали кузов. Все первые (и последние) 5 прототипов делали в глубокой тайне. Первый закончили в начале 1933 года и отправили на автомобильный салон в Нью-Йорке, второй был готов 12 дней спустя, а третий – 26 февраля. Именно этот образец и стал экспонатом Всемирной выставки. Еще два экземпляра собрали летом того же года.

"Серебряная стрела" вызывала восхищение как оригинальностью форм так и отличным качеством отделки и механической части. Все поражались отточенности мягких и плавных линий кузова, элегантности передней облицовки с традиционной фигурой лучника на пробке радиатора и, особенно удивлялись необычному заднему стеклу, напоминающему амбразуру. Единственными выступающими деталями были круглые фары с длинными обтекателями, доходившими до лобового стекла, и задние фонари, торчавшие на крыльях и выделявшиеся на скругленном фоне крышки багажника, которую прозвали "утиным клювом". Инородным телом выглядели только выемки для дверных ручек на боковых панелях. Машина была окрашена в два цвета. Запасное колесо помещалось за облицовкой правого переднего крыла между колесной нишей и дверью.

В стиль интерьера "Серебряной стрелы" вписывались традиционная классика (рамки стекол, отделка дверей, деревянная консоль за спинками передних сидений) и современный авангард (форма щитка приборов в хромированных корпусах). Машина оснащалась достаточно полным набором дополнительного оборудования, в том числе радиоприемником, часами и спидометром для пассажиров заднего сидения.

Технической новинкой стал вакуумный усилитель тормозов системы "Стюарт-Уорнер". Увы, все эти ухищрения стоили слишком дорого – 10000 долларов. Публика могла лишь мечтать о такой машине. Так, на пятом экземпляре "Серебряной стрелы", и остановилось ее производство. Она не улучшила положения фирмы "Пирс-Эрроу", а даже наоборот, заставила растратить последние деньги, завершив "мертвое пике" в ее истории. В муках прошло несколько лет и 13 мая 1938 года в газете "Нью-Йорк Таймс" появилось объявление о банкротстве компании. Из пяти изготовленных "Серебряных стрел" три сохранились до наших дней.